123610, Москва, Краснопресненская наб., д.12, подъезд 9, 28 этаж

Вступить в отделение

Стоматология сама себя не продаст?

14.03.2019

Президент “МедИнвестКлуба”, член совета московской “Деловой России” Дмитрий Ахтуба взял интервью для портала Доктор.ru на тему стоматологического маркетинга. Его собеседниками стали иректор по маркетингу Patient Success группы медицинских компаний “Фэнтези” Мария Ефремова и Директор по рекламе и маркетингу сети стоматологических клиник “НоваДент” Алексей Антипин.

Дмитрий Ахтуба:

Дорогие друзья, с Вами «Мединвестклуб» с доктором Ахтуба. Сегодня мы будем говорить о стоматологическом маркетинге. Я недавно был спикером на одной конференции по стоматологии и познакомился там с Марией. Мария, очень благодарен тебе, что пришла к нам сегодня в студию. Надеюсь, что наша приятельская беседа понравится нашим гостям. Мария Ефремова – директор по маркетингу группы компаний «Фэнтези» и Алексей Антипин – директор по рекламе и маркетингу компании «НоваДент».

Друзья, я предлагаю сейчас немного поговорить о Вас: кто Вы, что Вы, как Вы пришли к своему сегодняшнему состоянию и откуда идея стать директором по маркетингу в стоматологических клиниках?

Мария Ефремова:

Идея возникла случайно. В целом, я в маркетинге уже больше 20 лет. Это всегда был маркетинг в медиа: я работала в издательском доме «Коммерсант», на радиостанции «Серебряный дождь», на телеканале МТВ, мы делали для радиостанции Relax FM, Сити-FM, «Детское радио». Я везде отвечала за маркетинг, но я иногда хожу к стоматологу. Мой любимый стоматолог – Владимир Александровский. Мы подружились, и Володя меня 4 года назад позвал помочь с продвижением своих клиник. Не могу сказать, что сразу серьёзно отнеслась к его идее, потому что привыкла мыслить очень масштабными категориями, большими аудиториями, не могла всерьез понять, насколько медицина может быть увлекательной. Я попробовала, очень быстро втянулась, очень полюбила медицину, очень понравился коллектив. Очень понравилось то, что это близкая к жизни отрасль, очень благородная, наполненная смыслом и тем, что делаешь жизни людей действительно лучше, а не просто абстрактно сеешь какие-то смыслы в теле- или радиоэфир. Собственно говоря, так произошёл переворот в моей жизни, и я очень счастлива, что я здесь.

Дмитрий Ахтуба:

Отличная история! Алексей, теперь ты нам расскажи, что тебя привело в маркетинг?

Алексей Антипин:

В маркетинг меня привела, можно сказать, случайность. По первому образованию я инженер, никакой не интернет-маркетолог. Поработав какое-то время инженером по профессии, я решил, что меня тянет что-то другое и решил открыть свою компанию. Это была небольшая типография, я изготавливал сувенирную продукцию. Постепенно я понял, что больше и больше времени я провожу в интернете, самая эффективная моя реклама была та, которая шла через интернет. В итоге я понял, что это моё, это то, что действительно приносит мне удовольствие, и я пошел в рекламное агентство.

В рекламное агентство я попал к очень классному специалисту Павлу Рыскову, я считаю, что он, по сути дела, был моим коучем. Он был моим директором и я считаю его своим основным учителем. Проработав у него порядка 1,5 лет, я подошел и сказал: «Павел, извини, но я перерос, мне нужно что-то другое». Он предложил: «Хочешь попробовать себя в другой сфере, медицине?» Когда я работал интернет-агентстве, я неоднократно работал с «НоваДент». Он предложил сходить на собеседование. Я пришел и понял, насколько компания амбициозна, интересна, какие огромные точки роста есть в интернет-маркетинге. Я все больше и больше погружался в эту сферу и понимал, что стоматологическая ниша ― это не паханое поле, которое можно развивать и вносить действительно что-то новое, что-то сильное. Когда я пришел в компанию, был какой-то сайт, какая-то аналитика в Excel. Постепенно я понимал, что они никуда не годятся, что нужно все менять. Настроив первые инструменты по аналитике, мы стали понимать, насколько мы можем расти всё выше и выше. Постепенно мы внедряли более новаторские инструменты и смогли отстроить аналитику в стоматологии. Это ниша, в которой мало кто отстраивает сквозную аналитику. Мы смогли это сделать, мы поняли, на чем мы растем, кто наши пациенты, как мы можем нести им пользу, и за счет этого мы растем и идем очень хорошими темпами.

Дмитрий Ахтуба:

Маша, у Вас тоже сквозная аналитика?

Мария Ефремова:

Нет, чего у нас нет, так это сквозной аналитики. Мы сейчас написали собственный МИС, Медицинскую операционную систему, отличную, на базе 1С. Раньше мы работали на другой, на которой работают 80 % рынка – очень неудобной для интеграции, очень закрытой, неповоротливой. Мы написали свою МИС и сейчас внедряем туда большие маркетинговые блоки, включая и сквозную аналитику Росстата.

Алексей Антипин:

Да, у нас идёт такая же связка, Росстат и 1С. Есть, куда расти, скажем так. Мы еще одну прокладку используем, скажем так.

Дмитрий Ахтуба:

Друзья, Вы говорите «сквозная аналитика». Знают ли наши слушатели, о чем идет речь? Вы можете на пальцах объяснить, что такое сквозная аналитика и для чего она нужна?

Алексей Антипин:

Если говорить коротко, мы понимаем, с чем Вы работаете. Допустим, я пациент. У меня болит зуб и я ввожу запрос: «Вылечить зуб». Далее, после перехода на сайт мы понимаем Ваше дальнейшее поведение.

Мария Ефремова:

Система понимает источник трафика, откуда пришел человек, по какому запросу пришел, какие у него дальше были действия на сайте, готов ли он был заполнить заявку сразу, был он уникален или это уже его второй-третий заход; на какие страницы он пошел, откуда он решил позвонить или оставить заявку, или он ушел, сколько времени пробыл на сайте. Что дальше происходит с пациентом? Если он записался на прием – дошел ли он до кресла, если он дошел до кресла – остался ли он лечиться?

Алексей Антипин:

Дорогие наши пациенты! Мы никуда не передаем информацию, всё делается только Вам во благо!

Мария Ефремова:

Всё делается для того, чтобы понимать, какие источники рекламы эффективные, а какие нет. Персональные данные пациента никак не учитывается, мы всего лишь видим весь путь.

Дмитрий Ахтуба:

Мне очень нравится задавать вопросы про современные тренды. Куда идет рынок стоматологии? Я часто сижу в этой студии с коллегами-стоматологами и у каждого в голове что-то свое. Что скажут маркетологи, куда движется стоматология? Может быть, про интернет-маркетинг что-то скажете?

Мария Ефремова:

Мы про маркетинг хотим поговорить или про медицинскую часть? Или про утопическое будущее?

Дмитрий Ахтуба:

Давайте про то и про другое. Я задал, по сути, два вопроса: что такое стоматология, куда она идёт, как Вы считаете? Давайте, как футурологи. Может, к большой красной кнопке всё придет? К машине, куда пациент засовывает голову, нажимает кнопку и ему вылечивают зубы?

Мария Ефремова:

Сложно сказать, насколько в обозримом будущем он сможет засунуть голову и нажимать кнопку, и будут ли роботы лечить зубы вместо людей. Уже научились гарантированно и качественно выполнять аутотрансплантацию зубов, научились пересаживать, есть подтвержденные опыты, что можно взять здоровый постоянный зуб у ребенка и пересадить взрослому, у которого утрачен зуб.

Дмитрий Ахтуба:

Звучит немного страшновато.

Мария Ефремова:

Моему ребенку в связи с ортодонтическими проблемами удалили здоровенную красивую крепкую пятерку, потому что она никак не помещалась в зубной ряд. Будь у меня отсутствующий зуб – вполне можно было бы им со мной поделиться. Сейчас мы уже начинаем такие услуги оказывать, несмотря на то, что совсем недавно можно было думать, что это какое-то далекое будущее.

Вообще, технологии, на мой взгляд, не так важны, потому что технологии – то, чему можно быстро научиться руками. Появилась цифра, но травматически для пациентов ничего не изменилось; изменилось только то, что услуги стали оказываться более удобно, быстрее, ты быстрее получаешь свою вкладку, коронку. Для стоматологии, наверное, это дешевле, потому что можно заказывать не в люксовой лаборатории, а сделать стоматологический продукт хорошего качества у себя, in-house. Мы по нашим пациентам видим, что тренд на персонификацию, на личное отношение, на учёт потребностей пациента и его семьи в том, как они хотят лечиться. Мне кажется, что это самое главное. Это и маркетинг определяет. Условно говоря, приходит пациент с необходимостью починить рот. Очень важно понять, что ему необходимо. Мы можем предложить ему огромный план лечения за очень дорого и это будет великолепно, так, как нужно было бы, условно, оперной певице первого плана, солистке, которая выступает, поёт, широко открыв рот, и видны все её восхитительные и не восхитительные реставрации. Может быть, человек глубокий интроверт, который пьет много газировки, ест гамбургеры, он прекрасный программист, условно говоря, но тяжелый интроверт – ему не обязательно иметь великолепный фронт, ему нужно, чтобы была очень хорошая функциональность. Ему будет предложено что-то другое и отношения во время лечения будут строиться с ним совсем по-другому. Мне кажется, что тренд в очень углубленной персонификации и предложении лучшего пациенту, не только с точки зрения технологии, но и с точки зрения его ожиданий, необходимости в жизни. Это мы и эксплуатируем у себя в маркетинге. А Вы что скажете, коллега?

Кто не занимается персонификацией – тот уходит с рынка.

Алексей Антипин:

Наконец-то у нас в России появляется вакансия продукт-менеджера ― человека, который работает непосредственно с качеством продукта. Буквально последние 5 лет люди начали понимать, что это такое. Раньше такая вакансия была только за рубежом.

Мария Ефремова:

Она появилась в агентствах, в крупных брендах.

Алексей Антипин:

Очень часто путают проджект-менеджера с продукт-менеджером, это грань, которая сейчас очень размыта во многих компаниях. В плане персонификации: да, всё идет к тому, кто ей не занимается – тот уходит с рынка. Я думаю, что с рынка будут уходить все частные небольшие клиники, даже несмотря на высокую экспертность врача, ему будет очень сложно конкурировать с крупными корпорациями. Стоимость рекламы сейчас запредельно растет, всё больше и больше, очень многие выходят из контекста, кто не умеет с ним работать и привлекать становится все дороже. Уже и в интернете стоимость рекламы приближается к рекламе по телевизору. Я думаю, что стоимость может падать за счет развития технологии. Вы правильно сказали, что в ЗТЛ, зуботехнической лаборатории данные работы будут стоить дешевле, потому что применяется автоматизация, уже не нужен высокий уровень мастерства человека как мастера-техника, который это делает, за счет этого вполне может происходить падение себестоимости на среднем сегменте.

Мария Ефремова:

Что касается стоимости рекламы, мы как раз на конференции, где познакомились с Дмитрием, говорили о необходимости привлечения первички не шаблонными, а общепринятыми каналами, типа того же контекста или СЕО, на который влиять достаточно сложно.

Алексей Антипин:

Всё зависит от команды и экспертности.

Мария Ефремова:

Да, все верно. Но, в целом, мы же говорим про основную массу игроков рынка, которые не являются гуру с точки зрения рекламы, которую не все стоматологи могут себе позволить, даже работая в клинике не на одно кресло, но и клиники на пять кресел не все могут себе позволить иметь маркетинговый отдел, где есть интернет-маркетолог, полиграфист, пиарщик, СЕОшник. Многие пользуются чем-то на аутсорсе, многие просто жгут бюджет. Для нас принципиально не столько привлечение первички снаружи по интернет-источникам, сколько работа с собственной базой, развитие репутации докторов и клиники и привлечение новой аудитории, новых пациентов по рекомендациям наших чудесных докторов и услуг. Мы основным нашим конкурентным преимуществом взяли для себя точки отличия, то есть мы придумали, что мы будем не такими как все, что мы будет предлагать что-то удивительное, что-то дополнительно к хорошо вылеченным зубам. Это дает нам возможность уникально коммуницировать с пациентами, привлекать пациентов.

Алексей Антипин:

Работа с потребностями пациента – само собой разумеется. В принципе, основное правило маркетинга ― сделать исследование, понять, что действительно нужно вашему пациенту, потребителю, и донести это до него. Это основа основ, ещё Филип Котлер в своих учебниках писал про это, и даже в советских школах начинали обучение с его учебников, и ничего не изменилось. Уже 2019-ый год, и так же он пишет про качество, про то, что нужно понять, что хочет человек и донести до него.

Мария Ефремова:

Или придумать за него, что он хочет ― есть второй прекрасный вариант.

Алексей Антипин:

Как вариант. Если он не знает о услуге, ему нужно рассказать, показать, насколько это круто.

Дмитрий Ахтуба:

Алексей, есть известный пример про слова Форда: если людей спросить, что они хотят, они скажут, что хорошую лошадь, а не автомобиль. Как спрашивать у людей, если они сами подчас не понимают? Известна история с «Нокиа»: у них были большие исследования про кнопочные телефоны, утверждавшие, что смартфонами будут пользоваться 5–7 %, будут пользоваться школьники, гики всякие.

Алексей Антипин:

Примерно то же самое было с Apple: людям смогли показать, что это круто, и люди начали пользоваться. Основная задача маркетолога ― именно привлечь, создать внимание, ажиотаж, потом объяснить, что это, чтобы человек захотел, и объяснить, почему ему это нужно, чтобы человек захотел купить. В стоматологии немного попроще.

Мария Ефремова:

Что Вы продаёте у себя в «НоваДент»? Какая основная идея, которую Вы доносите до потребителя, почему Вы, а не другая клиника?

Алексей Антипин:

Мы – сеть, которая работает именно на качество. Если Вы посмотрите наш сайт, что мы даём, то увидите, что у нас экспертные врачи, средний опыт наших старших специалистов 13 лет. Зайдя на каждого нашего врача, Вы можете увидеть его работы, отзывы, что он себя представляет. Вы идете уже непосредственно к человеку, которого представили, как он выглядит, Вы пришли и увидели этого доктора.

Дмитрий Ахтуба:

Алексей, я не помню ни одну компанию, чтобы они говорили: «У нас начинающие врачи».

Мария Ефремова:

«Доктора только что со студенческой скамьи, работать не умеют, отзывы о нас только плохие».

Дмитрий Ахтуба:

Маша, а Вы как позиционируете себя?

Мария Ефремова:

Наличие докторов на сайте, отзывов и кейсов до и после и так далее ― это, конечно, гигиенический уровень, но мы для себя придумали историю, мы в неё верим и полноценно её отрабатываем. Мы не вполне больница, мы – клуб для детей и взрослых, в который можно прийти за медицинской услугой, но при этом не просто получить лечение, а поучаствовать в приключении. У нас один из внутренних слоганов «Лечение как приключение». Именно поэтому мы очень много внимания уделяем не просто сервису, мы очень много уделяем внимания тому, чтобы действительно обеспечить счастье пациенту. У нас есть второй слоган, который объясняет, кто мы и что мы. Мы говорим так: «Мы лечим детей так же качественно и надежно, как взрослых, а взрослых лечим так же бережно и нежно, как детей». Это сразу объясняет нашей аудитории, зачем они к нам придут. Они придут с маленьким ребенком, который получит такое же лечение, такого же уровня, как если бы он пришел к нам во взрослом возрасте, рассчитывая на очень долговременные результаты. К нему будут применены самые современные технологии, будут самые опытные врачи, по западным протоколам, только доказанные методы и так далее. Если к нам придет взрослый, у которого стоматофобия, плохой опыт, он напуган, вообще не любит стоматолога – мы будем нянчиться с ним так же нежно, как с ребенком.

Дмитрий Ахтуба:

Ребята, у нас получается очень эмоциональная беседа, я вижу, что Вы оба увлечены своей работой, это здорово! Давайте, попробуем посмотреть глазами слушателей на наш разговор и попробовать дать им какую-то пользу. Я –абстрактный слушатель и хочу выбрать себе хорошего стоматолога. На что мне нужно обратить внимание? Я открываю интернет, «найти лучшего стоматолога, косметолога, парикмахера», поиск в любой сфере, и вываливается куча рекламы. Куда мне идти как потребителю, на что обращать внимание?

Мария Ефремова:

В том-то и дело, что мы всё время очень стараемся отличаться. Для нас принципиально важно не вставать в общую когорту с компаниями, которые говорят про себя одно и то же: «У нас врачи с высокой экспертностью, у нас огромный опыт на рынке, мы лечим без боли и слез, у нас самое современное оборудование». Вот эти 4 фразы, так или иначе, во всех рекламных объявлениях, в контексте, по крайней мере. Эти заверения переходят из объявления в объявление, только бренды меняются. Что касается нас, мы, конечно, вкладываем очень скромные деньги в контекст, очень скромные, не сравнимые с тем, какие бюджеты сливают другие клиники. Мы стараемся бренд развивать как таковой, мы вообще постарались не рекламироваться по общим запросам. Во-первых, мне жаль денег, у нас процент от выручки очень скромный. Я считаю, неразумно тратить на весь маркетинг больше 2–3 % от выручки компании, начиная от покупки цветов, зеленых яблок в клинике, и заканчивая контекстом, всей полиграфией, спортивной командой. По крайней мере, у нес не более чем. Мы стараемся развивать бренд, чтобы не конкурировать по запросам «Где поставить имплантат», а конкурировать по запросу, чтобы люди искали нас по бренду, чтобы мы получали дешевый брендовый трафик. Мы стараемся оказывать такие качественные услуги, которые останутся в памяти аудитории, которая будет понимать, где они были сегодня.

Алексей Антипин:

Наверное, ушли от ответа в плане пациента, то есть как пациенту выбрать того самого замечательного врача. Если уж так случилось, что у Вас нет людей, которые могут порекомендовать того самого замечательного, посмотрите на несколько факторов. Первым делом это бренд. Если Вы выбираете стоматологию и не знаете, что это за стоматология, зайдите на их сайт, посмотрите. Сейчас достаточно буквально 30 секунд, чтобы понять, как люди относятся к своей компании, насколько у них все качественно упаковано, что есть внутри; посмотрите их соцсети, насколько ярко они живут, насколько они общаются со своими пользователями, как быстро они отвечают на вопросы в тех же самых соцсетях. Зайдите на YouTube. Мы, например, сейчас стараемся донести полезную информацию для пациентов, не рекламные ролики, а про то, что происходит во время установки импланта или как выбрать брекеты. Обращайте внимание на такие моменты, насколько важен сам пациент клинике. Самое важное: не поленитесь сходить в несколько клиник. Вы пришли, например, в одну клинику, сходите на консультацию, но не спешите выбирать доктора, посмотрите, насколько он Вам подошел или нет. Даже план по лечению: если Вам выдают на каком-то листочке, в нём от руки написано ― это тревожный звонок, стоит сходить в другую клинику. Клиник сейчас много, конкуренция очень большая, и обязательно почитайте отзывы.

Мария Ефремова:

Я хотела про отзывы отдельно поговорить, это очень важно. Важно посмотреть не только на написанные отзывы, но еще и на то, как клиника коммуницирует со своими негативными и позитивными отзывами, как она снимает возражения.

Алексей Антипин:

Очень важно посмотреть реакцию самой клиники на негатив. Может быть в ответ тишина или ответили: «Это ваши проблемы». Когда действительно видят боль пациента, пытаются всеми способами с ним связаться и урегулировать конфликт, ― тогда, я думаю, что стоит задуматься об этой клинике и, возможно, даже если данный специалист Вам не подошел, Вы можете попросить другого врача. Возможно, вам не подошёл чисто человеческий контакт.

Дмитрий Ахтуба:

Очень интересно. Алексей, я услышал от Вас, что очень сложно будет выживать маленьким клиникам. Я плохо понимаю: если есть хороший врач, неужели у него не будет пациентов?

Алексей Антипин:

Я имею в виду врачей, которые стремятся открыть клинику сейчас. То есть происходит последние года три. Если врач болеет своим делом и собирается открыть клинику, но у него нет бренда, нет опыта управления компанией, нет опыта привлечения новых пациентов ― к сожалению, он не выживет на рынке. Крупные компании его просто сожрут. Открыв клинику рядом с крупной сетью, при запуске какой-либо рекламы его даже не заметят.

Мария Ефремова:

Либо он будет рассчитывать на референтный трафик, тот же, что и был у него.

Алексей Антипин:

Сарафанное радио, рекомендации ― всё будет работать, но как долго он сможет платить аренду и работать себе в минус?

Дмитрий Ахтуба:

Задам Вам коварный вопрос. Есть страны, где запрещена медицинская реклама. Как Вы считаете, это правильно или неправильно?

Мария Ефремова:

Мне нормально. Я и в России не отказалась бы, чтобы она была запрещена. Реклама услуг? Нам она не нужна, поэтому я бы не страдала.

Алексей Антипин:

Если бы рекламу запретили?

Мария Ефремова:

Абсолютно. Рекламу в традиционном смысле: объявления, телевизор, наружка.

Дмитрий Ахтуба:

Есть много сетей, у которых в рекламе заведомая ложь. Как так? Есть предложения коронки за 7–10 тысяч рублей.

Мария Ефремова:

Недобросовестная реклама. Может быть, есть смысл вообще запретить любое размещение, чем позволять так мистифицировать.

Дмитрий Ахтуба:

Есть понятие информационной рекламы: доктор Сидоров работает по такому-то адресу с 9 до 12, эта реклама не несет никакой неправильности.

Мария Ефремова:

Продуктовая реклама, возможно, и не нужна, а общеинформационная могла бы быть.

Дмитрий Ахтуба:

Мне, как бывшему стоматологу, очевидно, что некоторые продукты, которые не могут стоить дешевле. Как iPhone, который, условно, стоит 100 тысяч рублей, продают за 10 000, ― понятно, что он либо ворованный, либо проблемный. Так же и стоматология имеет свою себе стоимость. Какое ваше мнение, отношение к такой рекламе? Как Вы считаете, может быть, такую рекламу нужно запретить или ограничить рамками?

Алексей Антипин:

Опять возвращаемся к контексту. Тот же Google Adwords очень правильно делает в этом плане. У них нельзя использовать термины «Акция», «Стоимость», «Запишись прямо сейчас», «Имплантация». В основном идут базовые запросы: стоматология такая-то, работает со стольки до стольки. По большому счету, они идут в правильном русле. То есть, если у тебя острая боль, или ты ищешь, как вылечить ребенка или записаться к детскому зубному, то эту рекламу тебе покажут и ты поймешь по описанию, что это именно то, что тебе нужно. Полностью вырезать ― получится как-то очень критично. Если мы все начнем обращаться сразу в скорую, какого качества услуги в государственных клиниках? Полностью рекламу отключить ― утопия.

Дмитрий Ахтуба:

Может быть, я сформулировал уж слишком жестко, но какие-то ограничения, мне кажется, должны быть.

Алексей Антипин:

Вполне, потому что слишком много недобросовестных.

Мария Ефремова:

Сложно представить себе контролирующий орган, который мог бы за это взяться и грамотно делать. В теории – здорово, а на практике просто сложно себе представить, кто может взяться.

Рекламу медицинских услуг невозможно убрать полностью, но следует ограничивать недобросовестную рекламу.

Дмитрий Ахтуба:

Я недаром задаю этот вопрос. Завтра в Московском региональном отделении «Деловой России» состоится комитет по социальному взаимодействию, его возглавляет Андрей Павлов. Андрей Павлов ― очень интересный предприниматель, большой умница, он владелец и создатель бренда обуви Zenden. Когда я впервые услышал от Андрея фразу, что нужно сократить время работы магазинов, я подумал: наверное, он перегибает палку, как такое вообще возможно? Потом немного подумал: если всех поставить в равные условия, например, обувные магазины работают с 12 до 20, то не будет сложного отраслевого подхода. Его ролики снимает девушка, которая работает в его компании, снимает торговые центры, где нет покупателей, где спят продавцы, и всё происходит в пятницу примерно с 9 до 12. Покупателей нет, но люди выходят, повинуясь владельцу, который боится выпасть из отрасли, если он не будет вовремя открывать магазин. Обычно запрет или предложение запрета исходит от контролирующих органов, а здесь я услышал такую инициативу от самого продвинутого предпринимателя.

Мария Ефремова:

Для некоторых рынков это бы имело смысл, но не для медицины.

Алексей Антипин:

В той же Москве это вообще утопия. Большинство людей работает 5/2 и получается давка в субботу-воскресенье.

Дмитрий Ахтуба:

В своё время, моё первое посещение Европы было связано с дискомфортом.

Мария Ефремова:

Ужасно раздражает, правда же? В 6 часов всё закрывается, в воскресенье ничего не работает.

Дмитрий Ахтуба:

Сейчас там ситуация меняется, но поначалу был кошмар. Я прилетел, как сейчас помню, в Ниццу, где-то хотел перекусить: «Извините, мы откроемся только в 7». Я прихожу к семи: «Вы заказывали столик?» ― «Нет» ― «Ну, извините», и опять я пошел искать пирожки с кефиром. Было жутковато, но, с точки зрения бизнеса и людей, там нет того провокационного маркетинга, о чем мы сейчас говорили, когда у нас всё везде открыто. Мне кажется, такой дикой конкуренцией мы толкаем предпринимателей на несправедливые и нечестные решения в конкурентной борьбе.

Мария Ефремова:

По отношению друг другу? Не знаю, мне кажется они сами себя толкают, собственно, выбор порядочности, личный выбор всегда. Что касается медицины, ограничивать её ― нет. По рекламе ― совершенно согласна, но непонятно вообще, кто может быть тем самым контролирующим органом, который отсекал бы зерна от плевел. Что касается ограничений рекламы – окей, остального – не знаю. На мой взгляд, клиники должны развиваться. Если они не делают ничего вредного, а только полезное, могут работать… Не знаю, сложно ответить на вопрос. По рекламе – да, согласна, ограничения должны быть, но реализацию этого не вижу, как это может быть сделано в реальности.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо. Алексей, Вы как считаете?

Алексей Антипин:

Мы запустили у себя в клинике систему «24 часа» – по-моему, мы очень помогаем людям. Но ночью мы не делаем сложных операций.

Мария Ефремова:

Понятно, острые боли. А как давно вы запустили, расскажите, пожалуйста, и в каком количестве точек по Москве?

Алексей Антипин:

У нас одна точка, но она находится в удобным расположении, мы сделали её в центре, был экспериментальный тест: давайте, сделаем 24 часа. Мы проанализировали, очень мало стоматологий, которые могут оказать такую помощь.

Дмитрий Ахтуба:

Я отправлял к Вам в клинику пару человек. Мне звонят как стоматологу после 21:00 и спрашивают, куда можно обратиться в 12 ночи. Я говорю: на «Курской» есть «НоваДент».

Алексей Антипин:

Зубная боль очень специфическая, отдает в кость. Бывает, что прижало. Можно следовать нормам закона, в 20:00 закрываться, но что делать человеку, если он только в 20:00 после совещания вышел с работы?

Мария Ефремова:

Правильно, я считаю, что все ради потребителя. Мы тоже планируем в этом году открыться в ночь, потому что детям вообще некуда ехать, по сути.

Дмитрий Ахтуба:

Как всегда, 45 минут – кажется много, но на самом деле очень мало, они уже заканчиваются. Я возьму на себя обязательство еще раз встретиться с Вами в этой студии. Вопросы, которые Вы подняли, очень интересные, даже интересно то, что Вы не подняли, то, до чего мы не дошли. Поэтому, Маша, Алексей, приглашаю прямо сейчас.

Друзья, я напомню, что Вы смотрели «Мединвестклуб» с доктором Ахтуба. Если у Вас есть вопросы ко мне или к нашим гостям, буду рад ответить в соцсетях. Если появляются вопросы профессионального характера – также пишите, я постараюсь задать их Маше или Алексею. Спасибо.



Поделиться статьей:
Поделиться в VK Поделиться в FB Поделиться в Tw

Вернуться к списку