Деловая Россия: московское региональное отделение
Деловая Россия: московское региональное отделение
123610, Москва, Краснопресненская наб. д.12, подъезд 9, 28 этаж
Facebook Instagram Youtube
Андрей Назаров рассказал об особенностях уголовного преследования при банкротстве

Андрей Назаров рассказал об особенностях уголовного преследования при банкротстве

Андрей Назаров рассказал об особенностях уголовного преследования при банкротстве
https://deloros-msk.ru/news/andrey-nazarov-rasskazal-ob-osobennostyakh-ugolovnogo-presledovaniya-pri-bankrotstve/ Андрей Назаров рассказал об особенностях уголовного преследования при банкротстве
1 марта в рамках круглого стало ИД «Коммерсантъ» по теме «Банкротство: законодательство, опыт, практика» Сопредседатель «Деловой России», председатель московского отделения бизнес-объединения Андрей Назаров рассказал об особенностях уголовного преследования собственников и менеджмента компаний в рамках банкротств.

По его словам в России не смотря на стабилизацию экономики продолжается эпидемия банкротств. «Если в 2014 году количество компаний, признанных банкротами, составляло 14,5 тысяч, то к концу 2017 года этот показатель снизился всего на одну тысячу. Получается, что каждый месяц банкротами с рынка уходит по тысяче компаний».

«И если в мировой практике банкротство призвано помогать финансовому оздоровлению предприятия и возвращению долгов кредиторам, в России этот институт пока с трудом можно назвать подушкой безопасности, которая подстрахует и позволит вернуться к делам», - посетовал Андрей Назаров.

Он также напомнил, что в рейтинге Всемирного банка по индикатору "разрешение неплатежеспособности" Россия занимает только 54 строчку исходя из сроков и стоимости процесса. В среднем процедура банкротства в нашей стране длится 2 года.

IMG_7922i.jpg


«Но самое главное, процедура банкротства несет в себе риски уголовного преследования. Такие последствия мы видим примерно в трети поступающих жалоб в Центр общественный процедур «Бизнес против коррупции», - пояснил эксперт.
При этом он также отметил, что уголовные дела в рамках банкротств редко возбуждаются по специализированным статьям. «По 196 статье «Преднамеренное банкротство», например, возбуждается не больше 160 дел в год. Из них приговором заканчивается порядка 35 дел.

Эксперт объяснил это тем, что сами по себе банкротные составы сложны в доказывании и требуют погруженности в специфику бизнеса, вследствие чего правоохранители чаще прибегают к 159 статье «Мошенничество».
«Здесь уже и наказание не до 6, а до 10 лет лишения свободы. К тому же сроки давности по «Мошенничеству» могут составлять до 10 лет, а суды легко удовлетворяют ходатайства след¬ствия об избрании меры пресече¬ния в виде заключение под стражу. Как результат в 2017 году по 159 статье зарегистрировано 222 тысячи преступлений», - заметил Андрей Назаров.

Еще одна тенденция, которую он отметил связана с возбуждением уголовных дел в отношении предпринимателей по инициативе самих кредитных организаций с тем, чтобы приобрести задолженное имущество по заниженным ценам в ходе исполнительного производства. При этом сами банки также обращаются в правоохранительные органы с заявлением о преступлениях в сфере мошенничества или злоупотребления полномочиями.

IMG_7926i.jpg


В качестве примера он привел кейс генерального директора Завода “Автоприбор” Алексея Мельникова из практики Центра «Бизнес против коррупции», в отношении которого в 2016 году было возбуждено уголовное дело за злоупотребление полномочиями, причинившим вред коммерческой организации и за преднамеренное банкротство. Основанием послужили выводы конкурсного управляющего, который проводил анализ финансового состояния компании.

«Но это был повторный анализ, до него он уже проводился временным управляющим. Причем арбитражный суд Владимирской области ранее также не увидел признаков преднамеренного банкротства в деле, ровно как и оснований для проведения проверки наличия признаков фиктивного банкротства. Тем не менее, выводы управляющего перевели гражданско-правовой спор в уголовную плоскость», - прокомментировал Андрей Назаров.

По его мнению, к подобным казусам приводят серьезные недоработки в законодательстве, связанные с тем, что сотрудники банка не несут ответственности за преднамеренно ложный донос, и правоприменении, когда следователи при незаконном возбуждении уголовного дела остаются ненаказанным.

«В этой связи процедура возбуждения уголовного дела должна включать в себя обязательное наличие разрешения прокуратуры», - отметил эксперт.

«И хотя уголовное преследование в рамках банкротств в последнее время набирает обороты, все же чаще мы видим обратную тенденцию, когда банкротство становится следствием уголовного дела. По данным опроса, проведенного институтом бизнес-омбудсмена 80%, предпринимателей теряют свой бизнес уже на этапе уголовного преследования, независимо от его исхода», - заключил Андрей Назаров.
Поделиться статьей:
Поделиться в VK Поделиться в FB Поделиться в Tw

Вернуться к списку


B2B раздел