123610, Москва, Краснопресненская наб. д.12, подъезд 9, 28 этаж
Facebook Instagram Youtube

Денис Назаров: Убрать барьеры для развития!

20.01.2020

Информация о том, что президент Владимир Путин обратится с ежегодным Посланием Федеральному собранию 15 января (почти на два месяца ранее традиционной даты), первоначально вызвала у многих экспертов недоумение. К чему такая спешка? Может быть, лидер страны заранее решил начать процесс трансферта власти?

Было много разных предположений насчет преемника и новой должности Владимира Путина после выборов 2024 года. Но неофициальные источники из Кремля утверждали, что все дело в необходимости ускорить реализацию национальных проектов, обеспечить высокие темпы экономического роста и опережающее повышение благосостояния населения.

В принципе именно этому президент и посвятил значительную часть послания, хотя его перечисление способов преодоления демографического вызова и оказалось неожиданно подробным. Куда менее прогнозируемыми стали предложения внести существенные правки в Конституцию страны. При ее, впрочем, безусловном сохранении.

Конечно, дискуссии о корректировке основного закона страны ведутся уже достаточно давно. Появились даже предложения заменить его новым документом, так как нынешний устарел. Особое внимание в прошлом году обратила на себя статья председателя Госдумы Вячеслава Володина. В ней была высказана уверенность в том, что в будущем главу правительства будет назначать не президент, заручившись лишь согласием большинства депутатов Госдумы, а непосредственно парламент. Без согласования с Кремлем такой пробный шар был бы невозможен.

Однако конституционные реформы, инициированные Владимиром Путиным, носят по-настоящему далеко идущий характер. Радикально меняется структура политической власти. В России, которая, по его утверждению, останется «президентской республикой», тем не менее усиливается роль парламента, появляется определенная независимость кабинета министров от Кремля. Президент не сможет переизбираться более двух сроков. И не подряд, как сейчас записано в Конституции, а в сумме. Наконец, Госсовет, членами которого являются губернаторы, получит конституционный статус.

Все эти, а также другие нововведения вынесут на всенародное голосование. Сразу после оглашения послания была образована специальная Рабочая группа для проработки изменений в Конституции. Есть неофициальная информация, что голосование может пройти еще до 1 мая. Так что президент явно спешит.

Но главной сенсацией на прошлой неделе все же стала стремительная отставка правительства Дмитрия Медведева, объявленная 15 января практически сразу после того, как президент выступил перед Федеральным собранием. Медведев проработал премьером рекордный для новой России срок – 7 лет и 7 месяцев.

Еще более стремительным стало назначение его преемника. В течение одного дня 16 января депутаты Госдумы одобрили предложенную накануне вечером кандидатуру и. о. главы Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина. Президент тут же подписал указ о назначении нового председателя правительства. Это также рекорд. И все это (совершенно очевидно) предпринято Владимиром Путиным не случайно.

Зачем Путину неуправляемое правительство

Со дня принятия в декабре 1993 года Конституции РФ в политической и экспертной среде не утихают споры на тему «Зачем президенту еще и премьер?» Если Россия является жестко выстроенной президентской республикой, то логично было бы управлять правительством непосредственно главе государства. Как это делается более 200 лет в США. И это при далеко идущих прерогативах парламента, которые сейчас во время процесса импичмента против Дональда Трампа демонстрируются со всей наглядностью.

Кроме того, в России при некоторых политических и экономических обстоятельствах премьер может стать реально опасной фигурой для президента. Так, это случилось в мае 1999 года, когда в Госдуме попытались инициировать отрешение от должности Бориса Ельцина с его заменой на кандидатуру Евгения Примакова. И хотя сам Примаков неоднократно публично заявлял о полном отсутствии у него президентских амбиций, страна вползала в опасный политический кризис. В тот раз Ельцину пришлось принимать быстрые и решительные кадровые решения.

При Владимире Путине, конечно, подобного поворота событий не может быть даже теоретически. Все ветви власти жестко запитаны на него лично. Но, с другой стороны, президент руководит правительством, включая и его финансово-экономический и социальный блоки, буквально ежедневно и при этом еще в сугубо ручном режиме. Вице-премьеры, министры, руководители федеральных ведомств регулярно отчитываются о проделанной работе не только перед премьером, но и лично перед президентом. Складывается впечатление, что последнее они делают чаще. Также регулярно (еженедельно) президент собирает правительственные совещания по поводу актуальных и стратегических проблем социально-экономического развития. Причем в отсутствие премьера. Конечно, два высших лица исполнительной власти встречаются также часто в двустороннем формате. Но все равно вопрос о необходимости в рамках нынешней Конституции иметь должность премьера остается без внятного ответа.

Впрочем, часто приводят довод о роли главы кабинета министров как громоотвода для недовольства избирателей. На него удобно возложить ответственность за провалы в экономической политике. Но в случае с Дмитрием Медведевым это явно не использовалось. В 2018 году Владимир Путин, увидев резкое противодействие среди населения пенсионной реформе, взял на себя личную ответственность за ее последствия, не побоявшись ослабления рейтинга доверия. Сейчас отставленного Дмитрия Медведева на всех этажах власти превозносят за достижение прочной макроэкономической стабильности. К тому же он остается на запасном политическом пути. Дело даже не в новой, срочно учрежденной под него должности заместителя председателя Совбеза. Дмитрий Медведев остался и главой правящей партии «Единая Россия».

Впрочем, ответить на вопрос о необходимости премьерской должности можно с технократической точки зрения. Правительство в его современном виде выглядит громоздким: более двух десятков министерств, столько же федеральных служб и комитетов, многие из которых находятся под непосредственным управлением премьера. В марте 2004 года пытались провести управленческую реформу, сократив министерства до 14, придав при этом их руководителям определенные политические функции. В России, по задумке реформаторов (эту главную роль приписывают и. о. вице-премьера Дмитрию Козаку), должны были появиться министры – политические тяжеловесы. Так обстоит дело в США, особенно если речь идет о госсекретаре или министре финансов. Но в России эксперимент провалился. И без премьера управлять разросшимся вновь правительственным аппаратом просто невозможно.

Видимо, еще и поэтому Путин решил воспользоваться французской моделью V республики. В нее, помимо президента, помещен еще и премьер-министр, которого избирают в парламенте голосами победившей на выборах партии или блока. Зачастую это приводит к жесткому клинчу между Елисейским и Матиньонским дворцами.

Реальных политических оппонентов у «Единой России», впрочем, нет, и неприятные случайности для президента пока исключены. К тому же, в отличие от французского формата, последние поправки в российскую Конституцию предоставляют президенту право отрешения от должностей и самого премьера, и его министров (которых будет утверждать Госдума) в случае утраты доверия. Так что и в новой политической конструкции правительство хотя и увеличивает свои полномочия, но тем не менее останется все-таки под президентским контролем.

Однако эти нововведения заработают примерно через год, когда примут все поправки в Конституцию. Сейчас же Владимиру Путину понадобился не политический кабинет министров, а сугубо технократический. Не случайно (хотя и неожиданно) его выбор пал на успешного руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина, которого он стремительно и назначил новым премьером.

Программа реформ

Интересно отметить, как в Госдуме согласовывали кандидатуру Михаила Мишустина. Ему удалось невозможное: впервые за всю историю утверждения в премьерской должности не было подано ни одного голоса против. Такого не случалось даже с Владимиром Путиным. За Мишустина дали голоса 383 депутата, немного не дотянув до рекорда Путина (8 мая 2008 года за тогдашнего премьера проголосовали 392 депутата).

Такой результат, помимо прочего, свидетельствует о точности выбора президента. Кандидатура Мишустина, по-видимому, удовлетворяет все части политического класса России. Бывший глава ФНС не ассоциируется ни с либеральным лагерем, ни с силовым. А значит, получает возможность сыграть роль связующего звена между разными полюсами политического и экономического влияния.

Однако важнее сейчас другое. В Кремле посчитали, что социальные и экономические проблемы, озвученные в Послании Президента Федеральному собранию РФ, может сейчас решить именно технократ, а не политик. К тому же с успешным послужным списком. Неофициальные источники даже утверждают, что решение о смене правительства было принято так скоро и решительно из-за того, что прежний кабинет оказался не готов изыскать ресурсы для дорогостоящих социальных реформ, обозначенных в послании. Мишустин же заявил в Госдуме, что все необходимые средства будут в кратчайшие сроки аккумулированы в бюджете без увеличения его общей расходной части. Они будут перераспределены в рамках уже утвержденных расходных полномочий.

При этом речь идет о немалых деньгах. По оценке самого Мишустина, в этом году на дополнительную социальную поддержку населения будет выделено 450 млрд руб. В последующем расходы возрастут еще более. Всего за 4 года на эти цели будет потрачено 4 трлн руб. Необходимо при этом отметить, что эти траты не приведут к заметному ускорению экономического роста. Рост ВВП премьер-министр должен обеспечить отдельно, используя в том числе свои оригинальные наработки.

В послании в принципе перечислен ряд мер, необходимых для того, чтобы уже в 2021 году превысить среднемировые темпы экономического роста. Правда, конкретные цифры проставлены не всегда. В частности, необходимо начать новый инвестиционный цикл, с тем чтобы ежегодно увеличивать темп капиталовложений на 5%, доведя общую долю инвестиций в ВВП к 2024 году до 25%. Для чего необходимо Госдуме принять пакет законов о защите и стимулировании капиталовложений. Говорится также о необходимости цифровизации реального сектора и о либерализации венчурного инвестирования. Даются краткие распоряжения о смягчении административного и уголовного давления на бизнес.

Здесь возможны различные интерпретации и выделение разного рода приоритетов, чем и намерен заняться вплотную Михаил Мишустин. Судя по выступлению в Госдуме, у него уже заготовлен ряд инструментов, направленных на ускорение роста. В первую очередь речь идет, естественно, о цифровизации, которую он успешно почти за 10 лет службы в ФНС провел в своем ведомстве. Теперь он собирается распространить этот опыт на весь госаппарат, который должен стать своего рода отправной точкой для цифровизации всей экономики. Привлекает внимание, что премьер обещал сделать ставку и на восстановление доверия между властью и бизнесом. А именно этот шаг и должен привести к реальному ускорению инвестиционного спроса и высоким темпам экономического роста.

МНЕНИЕ

Сергей Марков, генеральный директор НП «Институт политических исследований»

«Главная причина смены правительства в том, что оно не выполнило задачу, поставленную президентом, народом и, можно сказать, историей. Она заключалась в обеспечении роста экономики темпами выше среднемировых, чтобы Россия догоняла развитые страны и не отставала от Китая, Индии, Индонезии и прочих, растущих на 5–10% в год. Но наш рост близок к 1%.

Вторая малозаметная причина – качество данных о развитии, предоставлявшихся финансово-экономическим блоком правительства. Не раз поднимался вопрос о том, что они не соответствуют эмпирическим наблюдениям за экономикой. В связи с этим были даже уволены руководители экспертного управления администрации, глава Росстата.

Владимир Путин считает важным инструментом ускорения роста национальные проекты. Но их выполнение сорвано. Можно даже сказать, что идеология нацпроектов не соответствовала идеологии некоторых министров. Они сторонники уменьшения роли государства и убеждены в благотворности лишь частных инвестиций. Идеология же нацпроектов – стимулирование роста через госинвестиции. Эти проекты являются, с точки зрения президента, важнейшим направлением, но отношение к их реализации было таким, что подозревали саботаж.

Возможно, сыграло роль и окончание восьмилетнего срока пребывания Дмитрия Медведева во главе правительства. Его рокировка с Владимиром Путиным прошла осенью 2011 года, и их договоренность, как многие полагают, состояла в том, что премьер-министр сохранит пост на 8 лет.

Кандидатура Михаила Мишустина была неожиданной. Но это соответствует стилю президента, не раз назначавшего неожиданных людей на пост премьер-министра.

Определить его политическое кредо легче не катафатически, а апофатически, то есть сказать, кем он не является. Он не принадлежит к банковскому сообществу, поэтому ему будет легче проводить политику в интересах реального сектора. Он не был сотрудником КГБ, не состоял в питерской команде Собчака и потому не входит в ближний круг Владимира Путина. Не является он и представителем совсем нового поколения, которое моложе президента на 25 лет. И, по всей видимости, он не тот, кто станет преемником Владимира Путина на посту президента.

Стоит отметить его успехи в цифровизации ФНС. Президент считает важным это направление, и можно предположить, что премьер займется цифровизацией правительства, потом – всей государственной власти, а затем – и России в целом. Есть нюансы, характеризующие его человеческие качества. Его любимый художник – Август Хаген, романтик XIX века, а литературный герой – Чебурашка. Сам он хотел быть похожим на Стива Джобса, обеспечив технологический прорыв на новый уровень.

Вот такой у нас и будет премьер-министр. Добрый, энергичный романтик, увлеченный цифровыми технологиями».


МНЕНИЕ

Александр Хуруджи, глава Ассоциации защиты бизнеса, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей

«16 января, уже на следующий день после послания президента Владимира Путина, профильный комитет Госдумы рекомендовал принять в первом чтении законопроект о выводе легального бизнеса из-под статьи Уголовного кодекса об ОПС. Речь идет о поправках к статье 210 УК РФ, которые глава государства внес в нижнюю палату парламента в конце 2019 года.

Сегодня парламентарии в один голос говорили о том, что ускоренное принятие данной инициативы обязательно обеспечит благоприятный климат для развития экономики. Законопроект дополняет статью 210 примечанием о том, что учредители, руководители и работники не подлежат уголовному преследованию только по причине организационно-штатной структуры юридического лица. Исключение – если юрлицо было заведомо создано для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

О недопустимости формального применения статьи 210 УК РФ к предпринимательской сфере мы, как общественные уполномоченные по защите прав предпринимателей, говорили давно. Этот пункт ежегодно включался в доклад бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Сейчас, после того как поправки в закон внес президент, есть обоснованные ожидания, что наконец назревшие изменения будут приняты. По крайней мере то, что поправки рассмотрены комитетом Госдумы уже на следующий день после послания, говорит, что законодатели услышали главу государства.

Само содержание поправок логично, и оно всерьез может изменить практику применения данной статьи, если главу государства услышат не только депутаты, но и силовики. Кроме того, после того как закон вступит в силу, часть уже осужденных по статье 210 предпринимателей могут рассчитывать на отмену приговора. В эту категорию попадут те бизнесмены, в деле которых единственным доказательством статьи 210 была именно организационно-правовая структура компании.

Еще одна новелла, которую в послании предложил президент, – назначение прокуроров регионов по итогам консультаций с Советом Федерации. Сегодня они назначаются по согласованию с региональным законодательным собранием. Это, по мнению президента, может на практике приводить к неформальным обязательствам перед местными властями. Когда губернаторы и региональные элиты, из которых формируются региональные парламенты, будут лишены возможности таким образом влиять на надзорный орган. Статус прокуроров повысится».

МНЕНИЕ

Денис Назаров, председатель МРО «Деловая Россия», вице-президент ГК «Гранель»

«Президент сильно встряхнул все слои российского общества. И эта встряска по-своему была необходима. Масса начинаний от нацпроектов до “регуляторной гильотины”, которые были позитивно встречены деловым сообществом, начали тонуть в бюрократическом болоте. Очевидно, что главная цель Михаила Мишустина – преодолеть инерцию российской бюрократии и выйти на прорывные решения и проекты по всем направлениям развития страны.

Нас, предпринимателей, первым делом волнуют экономика и деловой климат.

Стержнем послания стали социальные программы, но четко прозвучало, что реальная борьба с бедностью невозможна без роста доходов граждан, а значит, нужны структурные изменения в экономике.

И президент в послании, и премьер при общении с депутатами акцентировали внимание на том, что низкая инфляция позволяет вести более активную экономическую политику. Первоочередной целью был назван рост экономики с темпами выше мировых. У России действительно есть все предпосылки для взрывного экономического роста. И какие-то триггеры его мы уже видим. На 30% выросли в прошлом году инвестиции в коммерческую недвижимость. Это инвестиции в новые проекты, а значит, инвесторы – люди, которые привыкли считать деньги, ожидают экономического роста.

Чтобы рост стал реальностью, нужно несколько простых и логичных решений: гарантии инвестиций, стабильные правила игры, прекращение давления на бизнес как административного, так и уголовного. Именно это Владимир Путин и назвал в качестве главных факторов нового экономического курса. Президент упомянул и конкретные шаги по каждому направлению: пакет законов о защите и поощрении капиталовложений, ускорение работы по “регуляторной гильотине”, прекращение применения статьи об ОПГ в отношении предпринимателей.

О снятии барьеров и снижении издержек для бизнеса как первоочередной задаче нового курса заявил и Михаил Мишустин. Это повод ожидать ускорения работы над “гильотиной”. Но еще важнее – слова нового премьера о снижении издержек. Это значит, что реформы в российской экономике будут действительно комплексными, а не половинчатыми, и правительство видит картину в целом. Ведь издержки в самом деле сильно выросли. Срок окупаемости новых проектов практически во всех секторах экономики вырос с 2 до 5–7 лет. Хорошие показатели для развитой экономики, но слишком большие для целей экономического роста.

Для решения поставленных президентом задач есть все условия. Главное – не забыть убрать барьеры». 

Поделиться статьей:
Поделиться в VK Поделиться в FB Поделиться в Tw

Элемент 6132 не найден.

Вернуться к списку


Публикации по теме:
B2B раздел